Отрывок из ненаписанной повести.

Размещаем здесь свои авторские тексты
Picker31
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 14 июл 2013, 12:42

Отрывок из ненаписанной повести.

Сообщение Picker31 » 14 июл 2013, 16:28

Отрывок из ненаписанной повести
«Трое в лодке или пусть будет проклята та собака».


Начало следует…

Глава около десятой.

- На вот, порежь, всё что осталось. – Сергей Иванович протянул Рамзану кусок сала, завёрнутый в промасленную бумагу.
Рамзан брезгливо развернул свёрток и начал мелко нарезать сало.
Сергей Иванович склонился над рюкзаком, запустив в него руку по локоть, и с мелодичным позвякиванием вынул из него бутылку водки.
- Одна звенеть не будет, две звенят не так! Сколько ж ты её взял? - спросил Марк Исаакович.
- Мало ли какие непредвиденные обстоятельства сложатся, а водку всегда можно и на продукты поменять, – парировал вопрос Сергей Иванович, расставляя стаканы из разноцветного полипропилена.
- Вот-вот, в конце сплава мы её на рыбу и сменяем, - съехидничал Рамзан.
- Ничего менять не надо, завтра будет отменный клёв. Посмотрите на луну, видите? – загадочно произнёс Сергей Иванович.
Марк Исаакович и Рамзан дружно подняли головы и начали пристально всматриваться в сияющий диск луны, пытаясь в тёмных контурах лунных кратеров найти очертание рыбы.
- А шо с луной-то? – тихо спросил Марк Исаакович.
На вопрос Сергей Иванович лишь махнул рукой.
Компания расселась перед костром за газетой-самобранкой, уставленной не хитрым ужином. Баночку солёных огурчиков, мелко нарезанное сало и луковицу венчали 0.75 литра водки.
- Извините, господа, еды у нас нет, осталась только закуска, – произнёс Сергей Иванович, заполняя водкой четыре стакана ровно наполовину.
- Почему половина?! – возмутился Марк Исаакович, – ещё мой дед, казак Яков Львович, говорил: « От жизни бери всё сполна!» Да и закуски здесь на полбутылки даже не хватит!
Сергей Иванович пожал плечами и с невозмутимым видом наполнил все стаканы доверху.
- А почему стакана четыре? – удивился и Рамзан.
- Это для ду…
- Ага, для духа реки и леса! – с насмешкой оборвал Сергея Ивановича Рамзан.
- Ну, как в кино - «за рыбалку!» - и Сергей Иванович залпом осушил стакан. Товарищи поморщились, а Сергей Иванович пододвинул к каждому стакану кусочек сала с долькой лука, и лишь на четвёртый стакан положил огурец.
- Я тоже после первой не закусываю, – с ноткой неуверенности произнёс Марк Исаакович и нервно вздрогнул. Выпив полстакана, он закашлялся, поставив недопитый стакан, быстро закусил луком и с покрасневшим лицом со слезами на глазах произнёс: «Мошка в стакан попала, чуть не подавился! А лук злющий, аж на слезу пробивает!»
- Иваныч, ты у Исааковича сало забери – он уже мухой закусил! – отдышавшись после залпа водки, прошептал Рамзан, закусывая салом с луком.
Было уже за полночь. Всё вокруг излучало спокойствие. Река, казалось, замедлила своё течение, и лишь рябь на отражении луны выдавала его присутствие. Вторая 0.75 подходила к концу, а закуска едва уменьшилась наполовину. Мирно текла беседа трёх товарищей.
- Да, были раньше люди! Вот, к примеру, взять моего прадеда Льва Иосифовича. Он служил в Первой Конной Армии у самого Михаила Будёновича Семённого …
- У Семёна Михайловича Будённого, – тактично поправил Марка Исааковича Рамзан. |
- Да-да, у него. И дед мог так же, как и Будённый, разрубить шашкой всадника от макушки до седла.
- Жестокий у тебя дед был! – снова прервал Рамзан.
- Да умоляю Вас, дорогой Рамзанчик, это может любой настоящий запорожский казак! Истину говорю Вам! А Лев Иосифович был добрейшей души человеком, даже бабушка Роза говорила о нём… Да ладно, не важно, что она там говорила. Так вот, из-за своей доброты он и служил у Будённого начальником продовольственного обоза. Ему сам Михал Семёныч сказал: «Лёва, опять- таки, ты в тылу держишься, чтобы не причинить смертоубийства даже врагу, скрывая свою мощь и отвагу от товарищей своих, не ища лёгкой славы! Ценю твою скромность и назначаю тебя начпродобозом!» - повествовал раскрасневшийся, возможно от костра, Марк Исаакович. – Вот вернёмся домой, я фото тех времён покажу, мне тётя по электронке прислала, она сейчас за границей живёт.
- На Украине в Запорожье! – утвердительно вставил до сих пор молчавший Сергей Иванович.
- Да ну шо Вы, там климат не тот, а у неё ревматизм. Вот и пришлось ей по настоянию докторов переехать к Мёртвому морю.
- А с Будённым фото есть? – всё не унимался Рамзан.
- А шо может и есть, я что - Будённого в лицо знаю? У меня этих фоток на Яндекс- диске 10 гигабайт! – браво парировал Марк Исаакович, с довольным видом поглаживая свои усы.
- А ты, Исаакович, потом пароль не забудешь от Яндекс- диска? – с блеском в глазах спросил Рамзан.
- Да шо вы такое говорите, мой юный друг! У меня память на цифры, как заметил мой дядя-бухгалтер с полувековым стажем. Впрочем, неважно, шо он там заметил.
- Так, Исаакович, дашь фотки посмотреть? – вдруг встрепенулся Рамзан.
- Я тебе сказал, вернёмся, созвонимся, и может, когда-нибудь посмотрим, – попытался закончить тему Марк Исаакович.
- Даже и возвращаться не надо! – Рамзан достал из кармана смартфон и лихорадочно стал тыкать в экран пальцем, иногда что-то размазывая по нему. – Двадцать первый век! Глушь, а связь есть! Всё, Яндекс- диск, вводи пароль, показывай героя Красной Армии!
Марк Исаакович нехотя взял у Рамзана смартфон. Экран осветил озадаченное лицо Марка. Он начал выдавливать что-то на мониторчике. Через некоторое время на лице у него появилась довольная улыбка: «Вот, смотри!». И он протянул телефон молча наблюдавшему за происходящим Сергею Ивановичу. Иваныч взял телефон и, с интересом вглядываясь в ярко светящийся экран, начал наводить резкость, то плавно приближая, то отдаляя экран. Рука его замерла, и он внимательно начал рассматривать картинку. На старом фото на стене виднелась часть транспаранта с надписью «Смерть бу…», под ней стоял коренастый мужичок в светлой рубахе с тёмными нарукавниками и тёмном жилете.
- Что? На плакате написано «Смерть Будённому!». А почему дед в гражданском? Может, он у Деникина служил? – спросил Иванович, передавая телефон Рамзану.
- Нет, Иваныч, на плакате однозначно написано «Смерть бухгалтерам!» - захлёбываясь от смеха, почти выкрикнул Рамзан.
- Да шо вы, господа! На плакате написано «Смерть буржуазии!» А в гражданском, потому что форму очень берёг и по будням не носил, - с довольным видом произнёс Марк Исаакович, поглаживая усы.
- Вот и запорожские казаки пошли!- звонко засмеялся Рамзан и протянул телефон Ивановичу. На экране торжественно светился мужик в чёрной шляпе с широкими полями и длинными пейсами.
- Ну да, он и есть, просто чуб у него на пробор расчёсан и из-под шляпы торчит, а так вылитый казак, Иорданский! – сделал заключение Иваныч, наведя резкость.
- Дай сюда! – Исаакович выхватил из рук Иваныча телефон. Яркие угли костра окрасили лицо Марка в багровый цвет. – Это родственник жены, а их сам знаешь, не выбирают.
- Вот ты, Марк Исаакович, потомственный казак, ещё твой пра-пра-прадед, наверное, держал лавку в Запорожской Сечи, – снова съехидничал Рамзан, – а на родине предков не был. Нехорошо, надо помнить свои корни!
- А ты, сын гор! Ты, видел какие-нибудь горы, кроме Воробьёвых и Поклонной горы? – со злостью выпалил Марк Исаакович.
- Всем спать, изыскатели гинекологических древ! Завтра рано вставать! – суровым голосом произнёс Сергей Иванович, и показалось, что на несколько минут всё стихло в лесу, даже лягушки затихли, будто бы увидели орды французов с сачками.
Спорщики безмолвно начали укладываться. Марк Исаакович подложил под голову спальный мешок, пару раз крякнул и через пару минут начал издавать звуки, отдалённо напоминающие повреждённый сливной бачок унитаза. Рамзан, несколько раз перевернув сумку с палаткой, видно выбирая её самую мягкую сторону, найдя её, сразу же мирно засопел. Иваныч завернул остатки еды в просаленную бумагу, свёрток положил в целлофановый пакет и только потом засунул его в рюкзаке. На газете одиноко стоял четвёртый стакан водки, перекрытый огурцом. Иваныч взял в правую руку стакан, а в левую - огурец.
- Ну, а эта - для души! – двумя глотками он осушил стакан, смачно нюхнул огурец, затем в рюкзаке развязал пакет с провиантом и аккуратно положил туда огурец. Положив под голову рюкзак, тихо скомандовал: «Всем спать!» и с тихим бормотанием начал отходить ко сну. Последние более-менее разборчивые слова что-то отдалённо напоминали фразу: «… и ни одна собака…».



Глава следующая.

Утро всех встретило прохладой и росой. Дым от костра стелился туманом над берегом реки. Иваныч ловко разлил по стаканам тёмно-красную парящую жидкость из котелка.
- У нас ещё и чай есть, живём! – Марк схватил стаканчик трясущимися руками за ободок и стал судорожно дуть на содержимое, время от времени пытаясь сделать из стакана глоток побольше. После каждой попытки он злобно фыркал и трусил головой.
- Это подъягодник - полезное, особенно в нашей ситуации, растение, - Иваныч раздувал щёки и медленно дул в свой стакан, после каждого выдоха делая маленький глоток. И всё повторялось сначала.
- Удивляюсь, почему я жив после вчерашнего? – задумчиво произнёс Рамзан, опуская в реку свой стаканчик с напитком почти полностью и периодически пробуя температуру жидкости пальцем.
- Эх, сейчас бы пожрать чего-нибудь горяченького! А может, лягушек палкой нашлёпаем? – оживился Марк Исаакович.
- Да Вы что, Марк Исаакович?! Жрать этих зелёных тварей?! – встрепенулся Рамзан.
- А шо тут такого? Французы считают их деликатесом, или Вы хотите мне сказать, шо целая нация пошла по неправильной ветке пищевой цепи? Именно на лягушках были вскормлены такие великие люди, как Александр Дюма, Экзюпери, Виктор Гюго, Жак-Ив Кусто, Жанна д`Арк, Жюль Верн, дядя Моня, Наполеон. Лягушка - милейшее существо, питающееся исключительно комариками, вызывает у Вас брезгливость? А рак для Вас деликатес? Извините меня, раки, таки, питаются разложившейся плотью трупов, даже человеков! Французы – гурманы, а помнится, не столь давно кто-то и на наше украинское сало брезгливо смотрел? Или молодой человек, в темноте сало у вас превращается баранину? - Марк Исаакович всё набирал обороты, видать, желая рассчитаться за вчерашнее.
- Спокойно! Лягушек есть не будем, пока, - уверенным тоном прервал тираду Марка Сергей Иванович. – До ближайшей деревни вниз по реке около 25 километров, по течению мы пойдём, как на моторе, и к вечеру нас ждёт борщ на ужин и прочие блага цивилизации. Но обед никто не отменял, могу огласить меню. Первое, оно же и последнее блюдо – уха наваристая. Пальчики оближете, обещаю!
Компания погрузилась в лодку с единственным оставшимся рюкзаком, который сразу же занял почётное место рядом с Иванычем на корме.
- С Богом!- скомандовал Сергей Иванович, и Марк Исаакович с Рамзаном начали кривыми сучковатыми палками отталкиваться от берега, пытаясь направить лодку в самую струю быстрого течения.


Глава, следующая за предыдущей.

Солнце упрямо ползло в зенит. Лента реки безжалостно делила лес на левый и правый берег. Склонившиеся прибрежные деревья выхватывали из стремнины своими ветвями всё, что проплывало мимо - от камышинки до бревна. Местами упавшие в воду деревья перекрывали почти половину русла, создавая, где водовороты, а где ускорение течения. Казалось, если река замедлит своё течение хоть на минуту, то лес тут же перекроет её русло. Щупальца корней, вышедшие на обрывах из земли, казалось, находились в невероятном напряжении от желания схватить любого приблизившегося к ним. Неведомые горожанам птицы, находясь друг от друга на сотни метров, перекликались между собой одной и той же фразой, то ли насмехаясь, то ли угрожая путникам. Часто коридор реки делал резкие повороты, и команда напряжённо замирала в ожидании неизвестного за поворотом. Как правило, на резких поворотах один берег превращался в отвесную стену высотой от шести до двенадцати метров. Струя, ударившись о берег, вскипала от злости, стремительно возрастала её сила, и только через несколько сотен метров река начинала успокаиваться.
- Дело к обеду, я готов почистить рыбу. Нам вчера луна обещала… уху, – прервал тягостное молчание Рамзан и посмотрел на Иваныча.
- Будет уха, нам надо найти заводь, где нет течения. Не надо волноваться, у меня всё под контролем, червей я наковырял, когда вы ещё спали. Снасть на мотовильце в рюкзаке случайно завалялась, я её внуку на дачу собирал. Рыба здесь непуганая, привяжем леску к палке и надёргаем, сколько надо, – бодро произнёс Сергей Иванович, придав своей речью безудержного оптимизма команде ПВХ-челна.
- Да, здесь рыбка ещё осталась! – с уверенностью знатока начал свою речь Марк. - Ясное дело, что не столько, как раньше. Вот на Днепре, говорил мой дед …
- … без трусов в воду не войдёшь! – прервал Рамзан.
- Шо у Вас-таки за манеры, молодой человек, прерывать старших? – начал заводиться Марк Исаакович.
- Отставить разговорчики, обед распугаете, – твёрдо сказал Иваныч. – Рулите к правому берегу в ту заводь, только тихо!
Лодка тихо скользнула в сторону полукруглой заводи, очерченной непреступной стеной рогоза. Вот лодка остановилась, по инерции сделала пол-оборота вокруг своей оси и замерла. Сергей Иванович взял у Рамзана сучковатый шест и на более тонком конце ловко привязал свою нехитрую снасть с разукрашенным яркими красками поплавком. Из-под лавки достал одноразовый стакан с землёй, засунул в него дна пальца и ловко вытащил земляного червя.

- Так вот для чего ты четвёртый стакан наливал, чтоб в него черви наползли. Вот так, Марк Исаакович, а ты бы по старинке червей палкой ковырял! Век живи - век учись! – сдерживая смех, выпалил Рамзан.
Вероятно, у червя было жуткое похмелье или его просто укачало в лодке, возможно, поэтому он был бледным цветом с почти отсутствующими признаками жизни. Иваныч насадил червя на крючок и плюнул на него, от такого унижения тот было дёрнулся, но, сопоставив силы, обречённо обмяк, приняв свою участь, как должное. После заброса поплавок не успел поймать равновесие, как кто- то поволок его в сторону. Иваныч, двумя руками держа тяжеленное удилище, подсёк. На крючке трепыхалась краснопёрка размером с пол-ладошки.
- Ща мы её ведро надёргаем! – подмигнул товарищам Иваныч.
- Ну, это твоя рыбёшка! Следующая - моя, постарайся покрупнее, Сергей Иваныч! – весело попросил Рамзан.
Иваныч насадил на крючок нового червя и сделал заброс. Всё повторилось. Краснопёрка была чуть-чуть больше первой.
- Теперь ловим мне, просто нужно знать повадки рыб! Червя наживи, который пошустрее! Закидывай в противоположную сторону, а то здесь стоит стая мелочи, – давал распоряжения Марк Исаакович. Сергей Иваныч, молча, следовал всем указаниям.
После заброса поплавок, чуть поколебавшись, замер. Прошла минута, другая… Все пристально смотрели на застывший поплавок.
- Надо перезабросить в другое место, – нарушил тишину Рамзан.
- Тихо!- цыкнул на него Марк. – Я не мешал ловить твою! Запомни, крупная рыба всегда клюёт долго, только мелочь хватает влёт!
Минут через десять поплавок начал вздрагивать.
- Не спеши! – шёпотом скомандовал Марк. – Пусть хорошо заглотит!
Поплавок на одном месте трясло в ознобе. Подождав около минуты, Иваныч подсёк. На крючке мотылялся неизвестной породы малёк около пяти сантиметров. Мужики захлебнулись от смеха, только Исаакович побагровел.
- Исакыч, я, наверное, рано подсёк, она ещё не успела вырасти! – смеясь, Сергей Иванович закинул удочку с мальком обратно в воду. – Подождём, пока вырастет!
Вдруг поплавок на огромной скорости понёсся в сторону камышей, Иваныч едва удержал удилище в руках. Из воды, как торпеда, выскочила щука килограмма на три и, сложившись в воздухе два-три раза пополам, упала в воду, окатив рыбаков прохладной водой.
- Вырос! Твою мать… - изумлённо выкрикнул Рамзан.
- Давай, в лодку её! Мне и на обед и на ужин хватит! Я вам голову дам на уху, знаешь, какая она наваристая! – ликовал Марк Исаакович, забыв о тишине.
Щука сделала ещё один рывок в сторону камышей, и леска безвольно провисла.
- Всё, – обречённо выдохнул Иваныч. – Леску перекусила…
- Так чего вы ждёте! Хватайте, пока моя щука не уплыла! – это были последние слова, которые можно было разобрать, остальную тираду глушили всплески и эхо от них, а Марк всё бил и бил по воде своим шестом, раз за разом обдавая всех прохладной водой.
Весь мокрый, с обречённым видом Марк сел на лавку, по щекам его стекали брызги воды.
- Ну вот, ты нам всю рыбу распугал, – то ли с укоризной, то ли с состраданием тихо произнёс Рамзан.
- Какая уже разница, крючок щука откусила, - обречённо констатировал факт Иваныч.


Продолжение следует… Возможно.


Лето 2013 г.
С уважением, Picker31.

Вернуться в «Стихи и проза»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость