«Трое в лодке или пусть будет проклята та собака».

Размещаем здесь свои авторские тексты
Picker31
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 14 июл 2013, 12:42

«Трое в лодке или пусть будет проклята та собака».

Сообщение Picker31 » 19 окт 2013, 13:50

Начало следует…
Спасибо всем читателям! Выкладываю свою оконченную повесть по главам. С уважением, Picker31.




Повесть.

Глава первая.

В маленьком кабинете за старинным монитором в пожелтевшем от времени корпусе сидел мужчина средних лет и ёрзал мышкой по обшарпанному столу. Июньское солнце через немытое окно кабинета выхватывало из полумрака стеллаж с парой десятков пухлых запылённых папок, расставленных по порядку, начиная с 1994 по 2012. В дверь легонько стукнули и тут же открыли, не дожидаясь разрешения войти. В кабинет вошла молодая женщина.
- Марк Исаакович, зарегистрируйте доверенность, - она протянула сидящему за компьютером лист бумаги.
- Давайте, – пробормотал мужчина, не отрывая взгляда от монитора, где меньше минуты назад на зелёном фоне экрана красовались игральные карты, а теперь угрюмо мерцала таблица с множеством цифр и разноцветный график. С видом оторванного от важного дела человека, он открыл лежащую на столе толстую папку с пометкой «2013», где в середине, как закладка, лежала авторучка, и переписал в журнал номер и дату выдачи доверенности. – Пожалуйста.
- Спасибо! – она взяла протянутую ей бумагу. Уже выходя из кабинета, женщина обернулась и тихо произнесла: - Да ещё, Марк Исаакович, шеф просил Вас срочно зайти к нему.
«Интересно, зачем вызывает? Насчёт моего отпуска? Так я всегда летом в отпуск ухожу. Скорее всего, кто-то из бухгалтерии настучал о требовании на выдачу мне шариковых ручек. Точно! Вот клюшки старые, настучали-таки! А шо тут такого? Почти двадцать лет я их покупаю за свои деньги!» - рассуждал Марк Исаакович, подходя к кабинету шефа.
Он неуверенно постучал в дверь и, дождавшись приглашения, вошёл в кабинет. В огромном, залитом солнцем кабинете за массивным столом в кожаном кресле восседал молодой человек в строгом костюме.
- Добрый день, Марк Исаакович, входите, присаживайтесь! – дружелюбно произнёс директор и жестом предложил присесть.
- Здравствуйте, Андрей Александрович. - Марк Исаакович присел на край стула.
- Вы работаете в нашей компании двадцать лет…
- Восемнадцать с половиной, – тихо поправил Марк Исаакович. «Настучали, таки!» - пронеслось у него в голове.
- Да-да, именно восемнадцать с половиной! Извините меня за неточность, ведь я руковожу фирмой только пять лет…
- Четыре с половиной, – еле слышно поправил Марк Исаакович. - «Точно настучали!»
- Да, четыре с половиной. После смерти отца я возглавил компанию. Уже четыре с половиной… - взгляд его на минуту помутнел. – Так, вот я о чём. На субботу и воскресение я запланировал неформальную встречу с представителями крупной торговой компании. Если всё срастётся, нас ждёт очень выгодный контракт. Так что, эта встреча для нас очень важна. Мы решили выехать на совместную рыбалку на реку.
- Да, да, дружеские отношения очень помогают в бизнесе, – подтвердил Марк Исаакович, откинувшись на спинку стула и закинув ногу на ногу.
- Сами понимаете, люди приедут очень занятые и времени на сбор дров, расчистку места и прочие мелочи, физически, просто не будет. Так что, на берегу заранее нужно подготовить три лагеря. Первый - в субботу для обеда, второй - километров на 30 ниже по течению - для ужина и ночёвки. Третий лагерь, думаю, километров на 50 ниже. Для моторных лодок это нормальное расстояние. Надеюсь, Вы понимаете всю важность подготовительной части, и поэтому я могу поручить это ответственное задание только Вам.
- Так я же с понедельника в отпуске! Я уже и отпускные получил! – возмутился Марк Исаакович.
- Вот и замечательно, значит, командировочные выдавать не надо. В пятницу Вас мой водитель отвезёт в Береговое - это 120 км от города. На пляже возле моста с двух до трёх Вас будет ждать моторная лодка. Местного экскурсовода зовут Виктор Иванович, вот на всякий случай его номер телефона, он подчёркнут. - Андрей Александрович протянул газету объявлений. – Он подскажет лучшие места для стоянок. Рассчитаетесь с ним и вернётесь в город на такси. В понедельник отчитаетесь по затратам, получите деньги и в отпуск! Желательно, что бы Вы скинули мне координаты стоянок. И чтобы без пьянства!
- Андрей Александрович! Да в моём возрасте дрова, да ещё координаты… Миленький, так я же….
- Ладно, дам Вам молодого помощника! – прервал нытьё начальника отдела учёта доверенностей Андрей Александрович.
Озадаченный Марк Исаакович вышел из кабинета: «Восемнадцать с половиной лет переписывал в журналы номера доверенностей и тут - на тебе!»
«Дам ему в помощь молодого программиста. С координатами сообразит и, судя по фамилии, не пьёт. Всё равно здесь от него толку никакого, так же, как и от Марка Исааковича - почти двадцать лет номера доверенностей переписывает! Зачем? Зачем отец его взял на работу? И что это за должность такая - начальник отдела учёта доверенностей? И мне завещал, пока существует фирма, Марк Исаакович должен переписывать номера», - размышлял Андрей Александрович.


Глава вторая.

- Твою мать, ща въедет! – смотря в зеркало заднего вида и, на всякий случай, съёжившись, прошипел водитель, и тут же последовал толчок автомобиля. - Бл… въехал!
- Похоже, приехали. Звони шефу, из-за ДТП командировочка отменяется! - Марк Исаакович после слабого толчка расслабился в кресле пассажира.
- Марк Исаакович, тут пешком пройти осталось пару километров. Вон, даже мост виднеется! – выпалил водитель. – Идите лучше сами, а то я Вас пошлю! Мне ещё ГАИ, неизвестно сколько, дожидаться! Идите, счастливого пути!
Марк Исаакович нехотя встал с переднего сиденья автомобиля, открыл заднюю дверь и произнёс: - Пойдём, помощничек.
Из машины вылез молодой человек лет двадцати пяти кавказкой наружности и сразу направился рассматривать место удара автомобилей.
- Пойдём! – скомандовал Марк Исаакович, направляясь в сторону моста. – Наделили-таки, помощничком! Да и водителя, похоже, по объявлению брали…
Помощник, молча, следовал за впереди идущим руководителем экспедиции. Пройдя метров триста, он обернулся и увидел, как водитель их автомобиля угрожающе махал им вслед свёрнутой газетой. Кавказец быстро поднял вверх кулак и оттопырил средний палец.
Спустившись с моста, находящегося пятью километрами ниже дамбы водохранилища, путники оказались на небольшом пляже реки с довольно быстрым течением. В конце пляжа перед зарослями камыша мужчина, явно разменявший пятый десяток, достав из «Жигулей» четвёртой модели огромный свёрток, донёс его до кромки воды, развернул и с помощью ножного насоса стал придавать ему форму лодки. Подойдя к нему, Марк Исаакович вместо приветствия спросил: «Иваныч?»
- Он самый, а я думал, Вы один будете, – удивлённо посмотрел на молодого помощника Иваныч.
- Да, вот так получилось – помощника всучили, – грустно произнёс Марк Исаакович. – А где здесь неподалёку еды в дорогу купить?
- Замечательно, что и Вам нужно в магазин! Возьмите, пожалуйста, и мне кило хорошей сырокопчёной колбасы и пару буханок хлеба. А магазин - вон там, метров двести по тропинке, мимо не пройдётё, супермаркет «Велес» называется. – Иванович протянул Марку Исааковичу деньги.
Спустя пятнадцать минут ПВХ лодка была накачена, сиденья вставлены. В полуспущенной на воду лодке на носу сидел в задумчивости молодой кавказец. Иванович вынул из салона авто большой рюкзак с подвешенным к нему свёртком палатки и со злостью хлопнул дверью.
- Не комары, а хищные звери! – пробормотал Иванович, перешагнул через лежащие на песке вёсла, залез в лодку и установил в ней рюкзак.
Крики, в основном, матерные и собачий лай моментально развернули лица пассажиров лодки в ту сторону, откуда на огромной скорости нёсся Марк Исаакович, на ходу отмахиваясь от рыжей собаки пакетами с покупками. Сзади на небольшом расстоянии трусила разномастная стая из четырёх собак, вероятно, ожидая результата атаки. Собака-преследователь изловчилась и ухватила зубами пакет. Толи от страха, толи чтобы наказать агрессора, Марк Исаакович замахнулся вторым пакетом, из которого через прорвавшееся дно полетели продукты. Видать, это послужило сигналом для стаи, и она ринулась со звонким лаем в сторону Марка Исааковича. Исаакович, бросив пакеты собакам на растерзание, с невероятной скоростью и силой оттолкнул лодку от берега и уже на ходу запрыгнул в неё. Рыжая подбежала к воде и звонким лаем проводила быстро удаляющуюся от берега лодку. С гордым видом победителя собака направилась к стае, которая была занята вскрытием вакуумных упаковок колбасы.
Лодку сразу же подхватило быстрое течение и понесло, оставляя позади пляж. Иванович привстал, вынул из кармана брюк ключи с брелком, вытянул руку в сторону «Жигулей» и нажал на кнопку брелка. Автомобиль грустно ответил характерным звуком сигнализации и на прощание мигнул огнями габаритов.
- Вёсла на берегу остались, – грустно произнёс Иванович. – Да ладно, до Ютановки три километра, течение само донесёт. Там поставим мотор и быстро вернёмся на пляж. Надеюсь, за это время вёсла не успеют упереть.
- Да кому нужны твои вёсла? Целы будут. А вот колбасу твою сожрали собаки. И нашу тоже. - Марк Исаакович перевёл взгляд на молодого спутника. – Взял сырокопчёную «Болховскую» из конины, четыре упаковки по триста грамм тебе и две упаковки нам. Дорого, но продавцы сказали, что самая лучшая.
- Да чего уж там, – Иванович махнул рукой.
- Вот чек. - Марк Исаакович вынул из кармана чек и снова положил его в карман.


Глава третья.

Лодку плавно несло течение между берегов, густо поросших камышом. Пение птиц, всплески рыб и стрёкот насекомых заглушили гул автострады, которая с каждой минутой всё удалялась от экспедиции. Спустя полчаса по левому берегу начали появляться сижи рыбаков с торчащими из воды рогатулями и привязанные цепями деревянные лодки.
- Где причаливаем? – спросил Иванович.
- Дальше, дальше… Я скажу, когда увижу то, что надо, – скомандовал Марк Исаакович и уселся поудобнее.
Иванович, недоумевая, пожал плечами, всматриваясь в левый берег. Лодки у берега больше не попадались, сиж рыбаков тоже больше не было видно.
- Похоже, мы уже деревню проплыли. – Иванович пристально посмотрел на Марка Исааковича.
- Ясное дело, не в деревне же лагерь готовить? Да и от пляжа только километров пять отплыли. Дальше пойдёт глухомань, там и присмотрим, – уверенно ответил Марк Исаакович.
- Какой лагерь? Вы говорили, что мотор находится в деревне! – Иванович начал терять спокойствие.

- Виктор Иванович, мотор - это Ваши заботы! Я оплачиваю экскурсию! Вы причаливаете там, где я показываю, а потом доставляете нас назад на пляж, насколько я знаю, договор такой, – властная интонация пронизывала речь Марка Исааковича.
- Во-первых, меня зовут Сергей Иванович, а не Виктор, – спокойным тоном начал сглаживать конфликтную ситуацию Сергей Иванович, – во-вторых, по телефону Вы мне сказали, что лодочный мотор находится в Ютановке. Мы с Вами договорились встретиться у моста и сплавиться на вёслах до Ютановки, где Вы берёте лодочный мотор, и после его проверки я отдаю Вам деньги. Так?
- Я не знаю, о чём Вы договаривались с моим шефом. У меня чёткая задача: на лодке, которая будет ждать на пляже, спуститься на тридцать километров вниз по течению, и на выбранном мной месте мой молодой помощник должен подготовить лагерь…
-Извините, - прервал Марка Исааковича Сергей Иванович, - а объявление о продаже лодочного мотора на форуме рыбаков не Вы выкладывали?!
- Разумеется, не я! - Марк Исаакович почуял недоброе.
Молодой помощник удивлённо переводил взгляд с одного оратора на другого, пытаясь понять, в чём дело. Сопоставив всю полученную информацию, молодой человек ехидно спросил: «Дяденьки, стесняюсь спросить, а куда это мы плывём?»
- Так, хватит! Везите нас назад на пляж! – потребовал побагровевший Марк Исаакович.
- На вёслах идти против течения почти нереально, да к тому же Вы оставили их на берегу.
Более получаса экипаж лодки находился в полном молчании. Солнце уже начало присматривать себе место для ночёвки, окрасив на западе для ночлега пушистые облака в нежно-алый цвет. Уставших за день дневных птиц и насекомых сменили ночные издаватели звуков. Напряжённое молчание прервал Марк Исаакович.
- Ну что? Из сложившейся ситуации я вижу один выход – следовать моему плану! А план мой прост. В первом же более-менее подходящем месте причаливаем для ночёвки. Утром отплываем, высматриваем подходящее место на берегу для пикника и ждём Андрея Александровича с сотоварищами, которые нас вернут в цивилизацию. Конечно, встреча будет не очень приятной, так как мы не выполнили поставленной задачи. - Марк Исаакович укоризненно посмотрел на своего помощника.
- Я вполне согласен, это единственно верное решение на данный момент. Раз уж мы невольно стали попутчиками, предлагаю познакомиться. Меня зовут Сергей Иванович.
- Марк Исаакович. А это мой помощник… - он вопросительно посмотрел на своего молодого спутника.
- Рамзан меня зовут. Предлагаю на ночлег остановиться здесь, – молодой человек указал рукой на заводь с берегом, поросшим невысокой травой.

Picker31
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 14 июл 2013, 12:42

Re: «Трое в лодке или пусть будет проклята та собака».

Сообщение Picker31 » 22 окт 2013, 20:27

Глава четвёртая.
- На вот, порежь, что имеем. – Сергей Иванович протянул Рамзану кусок сала, завёрнутый в промасленную бумагу.
Рамзан брезгливо развернул свёрток и начал мелко нарезать сало.
Сергей Иванович склонился над рюкзаком, запустив в него руку по локоть, и с мелодичным позвякиванием вынул из него бутылку водки.
- Одна звенеть не будет, две звенят не так! Сколько ж Вы её взяли? - спросил Марк Исаакович.
- Мало ли, какие непредвиденные обстоятельства сложатся, а водку всегда можно и на продукты поменять, – парировал вопрос Сергей Иванович, расставляя стаканы из разноцветного полипропилена.
- Вот-вот, в конце сплава Вы её на рыбу и сменяете, - съехидничал Рамзан.
- Ничего менять не надо, завтра будет отменный клёв. Посмотрите на луну, видите? – загадочно произнёс Сергей Иванович.
Марк Исаакович и Рамзан дружно подняли головы и начали пристально всматриваться в сияющий диск луны, пытаясь в тёмных контурах лунных кратеров найти очертание рыбы.
- А шо с луной-то? – тихо спросил Марк Исаакович.
На вопрос Сергей Иванович лишь махнул рукой.
Компания расселась перед костром за газетой-самобранкой, уставленной нехитрым ужином. Баночку солёных огурчиков, мелко нарезанное сало и луковицу венчали 0.75 литра водки.
- Извините, господа, еды у нас нет, осталась только закуска, – произнёс Сергей Иванович, заполняя водкой четыре стакана ровно наполовину.
- Почему половина?! – возмутился Марк Исаакович, – ещё мой дед, казак Яков Львович, говорил: «От жизни бери всё сполна!» Да и закуски здесь на полбутылки даже не хватит!
Сергей Иванович пожал плечами и с невозмутимым видом наполнил все стаканы доверху.
- А почему стакана четыре? – в свою очередь удивился Рамзан.
- Это для ду…
- Ага, для духа реки и леса! – насмешливо оборвал Сергея Ивановича Рамзан.
- Ну, как в кино - «за рыбалку!» - и Сергей Иванович залпом осушил стакан. Товарищи поморщились, а Сергей Иванович пододвинул к каждому стакану кусочек сала с долькой лука, и лишь на четвёртый стакан положил огурец.
- Я тоже после первой не закусываю, – с ноткой неуверенности произнёс Марк Исаакович и нервно вздрогнул. Выпив полстакана, он закашлялся, поставив недопитый стакан, быстро закусил луком и с покрасневшим лицом со слезами на глазах произнёс: «Мошка в стакан попала, чуть не подавился! Ну и лук у тебя, Иваныч, злющий, аж на слезу пробивает!»
- Иваныч, ты у Исааковича сало забери – он уже мухой закусил! – отдышавшись после залпа водки, прошептал Рамзан, закусывая салом с луком.
Было уже за полночь. Всё вокруг излучало спокойствие. Река, казалось, замедлила своё течение, и лишь рябь на отражении луны выдавала его присутствие. Вторая 0.75 подходила к концу, а закуска едва уменьшилась наполовину. Мирно текла беседа трёх товарищей.
- Да, были раньше люди! Вот, к примеру, взять моего прадеда Льва Иосифовича. Он служил в Первой Конной Армии у самого Михаила Будёновича Семённого …
- У Семёна Михайловича Будённого, – тактично поправил Марка Исааковича Сергей Иванович. |
- Да-да, у него. И дед мог так же, как и Будённый, разрубить-таки шашкой всадника от макушки до самого седла.
- Жесть! Злой у тебя дед был! – снова прервал Рамзан.
- Да умоляю Вас, дорогой Рамзанчик, это может любой настоящий запорожский казак! Истину говорю Вам! А Лев Иосифович был добрейшей души человеком, даже бабушка Роза говорила о нём… Да ладно, не важно, что она там говорила. Так вот, из-за своей доброты он и служил у Будённого начальником продовольственного обоза. Ему сам Михал Семёныч сказал: «Лёва, опять- таки, ты в тылу держишься, чтобы не причинить смертоубийства даже врагу, скрывая свою мощь и отвагу от товарищей своих, не ища лёгкой славы! Ценю твою скромность и назначаю тебя начпродобозом!» - повествовал раскрасневшийся, возможно от костра, Марк Исаакович. – Вот вернёмся домой, я фото тех времён покажу, мне тётя по электронке прислала, она сейчас за границей живёт.
- На Украине, в Запорожье! – утвердительно вставил Сергей Иванович.
- Да ну шо Вы, там климат не тот, а у неё ревматизм. А ревматизм, сами знаете, дело серьёзное! Вот и пришлось ей по настоянию докторов переехать к Мёртвому морю.
- А с Будённым фото есть? – всё не унимался Рамзан.
- А шо, может и есть, я что - Будённого в лицо знаю? У меня этих фоток на Яндекс-диске гигабайтов десять! – браво парировал Марк Исаакович, с довольным видом поглаживая свои усы.
- А ты, Исаакович, потом пароль не забудешь от Яндекс-диска? – с блеском в глазах спросил Рамзан.
- Да шо вы такое говорите, мой юный друг! У меня память на цифры, как заметил мой дядя - бухгалтер с полувековым стажем. Впрочем, неважно, шо он там заметил.
- Так, Исаакович, дашь фотки посмотреть? – вдруг встрепенулся Рамзан.
- Я тебе сказал - вернёмся, созвонимся, может, когда-нибудь и посмотрим, – попытался закончить тему Марк Исаакович.
- Даже и возвращаться не надо! – Рамзан достал из кармана смартфон и лихорадочно стал тыкать в экран пальцем, иногда что-то размазывая по нему. – Двадцать первый век! Глушь, а связь есть! Всё, готово! Вот тебе Яндекс-диск, заходи, показывай героя Красной Армии!
Марк Исаакович нехотя взял у Рамзана смартфон. Экран осветил озадаченное лицо Марка. Он начал выдавливать что-то на мониторчике. Через некоторое время на лице у него появилась довольная улыбка: «Вот, смотри!». И он протянул телефон молча наблюдавшему за происходящим Сергею Ивановичу. Иванович взял телефон и, с интересом вглядываясь в ярко светящийся экран, начал наводить резкость, то плавно приближая, то отдаляя экран. Рука его замерла, и он внимательно начал рассматривать картинку. На старом фото на стене виднелась часть транспаранта с надписью «Смерть бу…», под ней стоял коренастый мужичок в светлой рубахе с тёмными нарукавниками и тёмном жилете.
- На плакате написано «Смерть Будённому!»? А почему дед в гражданском? Может, он всё-таки у Деникина служил? – Иванович улыбнулся и передал телефон Рамзану.
- Нет, Иваныч, на плакате однозначно написано «Смерть бухгалтерам!» - захлёбываясь от смеха, почти выкрикнул Рамзан.
- Да шо вы, господа! На плакате написано «Смерть буржуазии!» А в гражданском, потому что форму очень берёг и по будням не носил, - с довольным видом произнёс Марк Исаакович, поглаживая усы.
- Вот и запорожские казаки пошли! - звонко засмеялся Рамзан и протянул телефон Ивановичу. На экране торжественно светился мужчина в чёрной шляпе с широкими полями и длинными пейсами.
- Ну да, он и есть, просто чуб у него на пробор расчёсан и из-под шляпы торчит, а так - вылитый казак! Иорданский! – наведя резкость, сделал заключение Иванович.
- Дай сюда! – Исаакович выхватил из рук Ивановича телефон. Яркие угли костра окрасили лицо Марка в багровый цвет. – Это родственник жены, а их сам знаешь, не выбирают.
- Вот ты, Марк Исаакович, потомственный казак, ещё твой пра-пра-прадед, наверное, держал лавку в Запорожской Сечи, – снова ехидничал Рамзан, – а на родине предков ты был? Нехорошо, надо помнить свои корни!
- А ты, сын гор! Ты, видел какие-нибудь горы, кроме Воробьёвых и Поклонной горы? – со злостью выпалил Марк Исаакович.
- Всем спать, изыскатели гинекологических древ! Завтра рано вставать! – суровым голосом произнёс Сергей Иванович, и показалось, что на несколько минут всё стихло в лесу, даже лягушки затихли, будто бы увидели орды французов с сачками.
Спорщики безмолвно начали укладываться. Марк Исаакович подложил под голову спальный мешок, пару раз крякнул и через пару минут начал издавать звуки, напоминающие повреждённый сливной бачок унитаза. Рамзан, несколько раз перевернув сумку с палаткой, видно выбирая её самую мягкую сторону, найдя её, сразу же мирно засопел. Иванович завернул остатки еды в просаленную бумагу, свёрток положил в целлофановый пакет и только потом засунул его в рюкзаке. На газете одиноко стоял четвёртый стакан водки, перекрытый огурцом. Он взял в правую руку стакан, а в левую - огурец.
- Ну, а эта - для души! – двумя глотками он осушил стакан, смачно нюхнул огурец, затем в рюкзаке развязал пакет с провиантом и аккуратно положил туда огурец. Положив под голову рюкзак, тихо скомандовал: «Всем спать!» и с тихим бормотанием начал отходить ко сну. Последние более-менее разборчивые слова что-то отдалённо напоминали фразу: «… и ни одна собака…».

Глава пятая.
Утро всех встретило прохладой и росой. Дым от костра стелился туманом над берегом реки. Иванович ловко разлил по стаканам тёмно-красную парящую жидкость из котелка.
- У нас ещё и чай есть, живём! – Марк схватил стаканчик трясущимися руками за ободок и стал судорожно дуть на содержимое, время от времени пытаясь сделать из стакана глоток побольше. После каждой попытки он злобно фыркал и мотал головой.
- Это подъягодник - полезное, особенно в нашей ситуации, растение, - Иванович раздувал щёки и медленно дул в свой стакан, после каждого выдоха делая маленький глоток. И всё повторялось сначала.
- Удивляюсь, почему я жив после вчерашнего? – задумчиво произнёс Рамзан, опустив в реку свой стаканчик с напитком почти полностью и периодически пробуя температуру жидкости пальцем.
- Эх, сейчас бы пожрать чего-нибудь горяченького! А может, лягушек палкой нашлёпаем? – оживился Марк Исаакович.
- Да Вы что, Марк Исаакович?! Жрать этих зелёных тварей?! Мне и так после вчерашнего тошнит,– встрепенулся Рамзан.
- А шо тут такого? Французы считают их деликатесом, или Вы хотите мне сказать, шо целая нация пошла по неправильной ветке пищевой цепи? Именно на лягушках были вскормлены такие великие люди, как Александр Дюма, Экзюпери, Виктор Гюго, Жак-Ив Кусто, Жанна д`Арк, Жюль Верн, дядя Моня, Наполеон. Лягушка - милейшее существо, питающееся исключительно комариками, вызывает у Вас брезгливость? А рак для Вас деликатес? Извините меня, раки, таки, питаются разложившейся плотью трупов, даже человеков! Французы – гурманы, и кухня их признана во всём мире! А ещё мне помнится, шо не столь давно кто-то и на наше украинское сало брезгливо смотрел. Или молодой человек, в темноте сало сильно напоминает баранину? - Марк Исаакович всё набирал обороты, видать, желая рассчитаться за вчерашнее.
- Спокойно! Лягушек есть не будем, по крайней мере, пока, - уверенным тоном прервал тираду Марка Сергей Иванович. – До ближайшей деревни вниз по реке около 25 километров, по течению мы пойдём, как на моторе, и к вечеру нас ждёт борщ на ужин и прочие блага цивилизации. Но обед никто не отменял, могу огласить меню. Первое, оно же и последнее блюдо – уха наваристая. Пальчики оближете, обещаю!
Компания погрузилась в лодку с единственным оставшимся рюкзаком, который сразу же занял почётное место рядом с Ивановичем на корме.
- С Богом!- скомандовал Сергей Иванович, и Марк Исаакович с Рамзаном начали кривыми сучковатыми палками отталкиваться от берега, пытаясь направить лодку в самую струю быстрого течения.

Глава шестая.
Солнце упрямо ползло в зенит. Лента реки безжалостно делила лес на левый и правый берег. Склонившиеся прибрежные деревья выхватывали из стремнины своими ветвями всё, что проплывало мимо - от камышинки до бревна. Местами упавшие в воду деревья перекрывали почти половину русла, создавая, где водовороты, а где ускорение течения. Создавалось впечатление, что если река замедлит своё течение хоть на минуту, то лес тут же перекроет её русло. Щупальца корней, вышедшие на обрывах из земли, казалось, находились в невероятном напряжении от желания схватить любого приблизившегося к ним. Неведомые горожанам птицы, находясь друг от друга на сотни метров, перекликались между собой одной и той же фразой, то ли насмехаясь, то ли угрожая путникам. Часто коридор реки делал резкие повороты, и команда напряжённо замирала в ожидании неизвестного за поворотом. Как правило, на резких поворотах один берег превращался в отвесную стену высотой от шести до двенадцати метров. Струя, ударившись о берег, вскипала от злости, стремительно возрастала её сила, и только через несколько сотен метров река начинала успокаиваться.
- Дело к обеду, я готов почистить рыбу. Нам вчера луна обещала… уху, – прервал тягостное молчание Рамзан и посмотрел на Ивановича.
- Будет уха, нам надо найти заводь, где нет течения. Не надо волноваться, у меня всё под контролем, червей я заготовил, когда вы ещё спали. Черви, конечно не навозные, а земляные. Мотовильце со снастью случайно в рюкзаке завалялась. Рыба здесь непуганая, червями, надеюсь, перебирать не будет. Привяжем леску к палке и надёргаем, сколько надо, – бодро произнёс Сергей Иванович, придав своей речью безудержного оптимизма команде ПВХ-челна.
- Да, здесь рыбка ещё осталась! – с уверенностью знатока начал свою речь Марк. - Ясное дело, не так, как раньше. Вот на Днепре, рассказывал мой дед …
- … без трусов в воду не войдёшь! – прервал Рамзан.
- Шо у Вас-таки за манеры, молодой человек, прерывать старших? – начал заводиться Марк Исаакович.
- Отставить разговорчики, уху спугнёте, – твёрдо сказал Иванович. – Рулите к правому берегу в ту заводь, только тихо!
Лодка тихо скользнула в сторону полукруглой заводи, очерченной непреступной стеной рогоза. Вот лодка остановилась, по инерции сделала пол-оборота вокруг своей оси и замерла. Сергей Иванович взял у Рамзана сучковатый шест и на более тонком конце ловко привязал свою нехитрую снасть с разукрашенным яркими красками поплавком. Из-под лавки достал одноразовый стакан с землёй, засунул в него дна пальца и ловко вытащил земляного червя.
- Так вот для чего ты четвёртый стакан наливал, чтоб в него черви наползли. Вот так, Марк Исаакович, а ты бы по старинке червей палкой ковырял! Век живи - век учись! – сдерживая смех, давал наставления Рамзан.
Вероятно, у червя было жуткое похмелье или его просто укачало в лодке, возможно, поэтому он был бледным цветом с почти отсутствующими признаками жизни. Иванович насадил червя на крючок и плюнул на него, от такого унижения тот было дёрнулся, но, сопоставив силы, обречённо обмяк, приняв свою участь, как должное. После заброса поплавок не успел поймать равновесие, как кто-то поволок его в сторону. Иванович, двумя руками держа тяжеленное удилище, подсёк. На крючке трепыхалась краснопёрка размером с пол-ладошки.
- Ща мы её ведро надёргаем! – подмигнул товарищам рыболов.
- Ну, это твоя рыбёшка! Следующая - моя, постарайся покрупнее, Сергей Иваныч! – весело попросил Рамзан.
Иваныч насадил на крючок нового червя и сделал заброс. Всё повторилось. Краснопёрка была чуть-чуть больше первой.
- Теперь ловим мне, просто нужно знать повадки рыб! Червя наживи, который пошустрее! Закидывай в противоположную сторону, а то здесь стоит стая мелочи, – давал распоряжения Марк Исаакович. Сергей Иванович, молча, следовал всем указаниям.
После заброса поплавок, чуть поколебавшись, замер. Прошла минута, другая… Все пристально смотрели на застывший поплавок.
- Надо перезабросить в другое место, – нарушил тишину Рамзан.
- Тихо!- цыкнул на него Марк. – Я не мешал ловить твою! Запомни, крупная рыба всегда клюёт долго, только мелочь хватает влёт!
Минут через десять поплавок начал вздрагивать.
- Не спеши! – шёпотом скомандовал Марк. – Пусть хорошо заглотит!
Поплавок на одном месте трясло в ознобе. Подождав около минуты, Иванович подсёк. На крючке мотылялся неизвестной породы малёк около пяти сантиметров. Мужики захлебнулись от смеха, только Исаакович побагровел.
- Иваныч, да ты рано подсёк! Она ещё не успела вырасти! – Рамзана трясло от смеха.
– Да ладно, подождём, пока вырастет! - смеясь, Сергей Иванович закинул удочку с мальком обратно в воду.
Вдруг поплавок на огромной скорости понёсся в сторону камышей. Моментально посерьёзневший Иванович едва удержал удилище в руках. Из воды, как торпеда, выскочила щука килограмма на три и, сложившись в воздухе два-три раза пополам, упала в воду, окатив рыбаков прохладной водой.
- Вырос! Твою мать… - изумлённо выкрикнул Рамзан.
- Давай, в лодку её скорее! Мне её и на обед и на ужин хватит! Я вам голову дам на уху, знаешь, какая она наваристая! – ликовал Марк Исаакович, забыв о тишине.
Щука сделала ещё один рывок в сторону камышей, и леска безвольно провисла.
- Всё, – обречённо выдохнул Иванович. – Леску перекусила…
- Чего вы ждёте! Хватайте скорее, пока моя щука не уплыла! – это были последние слова, которые можно было разобрать, остальную тираду глушили всплески и эхо от них, а Марк всё бил и бил по воде своим шестом, раз за разом обдавая всех прохладной водой.
Весь мокрый и обессиливший Марк сел на лавку, по щекам его стекали брызги воды.
- Ну вот, ты нам всю рыбу распугал, – то ли с укоризной, то ли с состраданием тихо произнёс Рамзан.
- Какая уже разница, крючок щука откусила, - обречённо вздохнул Иванович.

Picker31
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 14 июл 2013, 12:42

Re: «Трое в лодке или пусть будет проклята та собака».

Сообщение Picker31 » 28 ноя 2013, 00:17

Глава седьмая.

Команда в течение нескольких минут съела остатки продовольствия, поделенные Ивановичем, не уронив ни единой крошки и не проронив ни слова.
- Пора выбираться из этой реки, – осмотрев своих спутников, произнёс Рамзан.
- Именно так. Для облегчения нашей участи подготавливаем лагерь шефу и компании, скидываем координаты и ждём. Конечно, кого-то могут и уволить за невыполнение распоряжения, – Исаакович посмотрел на Рамзана, - зато сегодня же мы все вернёмся домой.
- Насколько я понимаю, это у нас единственный выход, – согласился Сергей Иванович.
-Уволят, конечно, меня, – вздохнул Рамзан. – Вы-то, Марк Исаакович, неприкасаемая фигура у нас на фирме. Легенды ходят о том, чем же Вы занимаетесь на фирме. Слухи разные. Кто говорит, что Вас по программе защиты свидетелей скрывают, а кто - что Вы провалившийся разведчик, который вырабатывает стаж до зачисления в запас. По крайней мере, зарплату Вам платят сторонние организации, либо хозяин фирмы за налоговые послабления.
- Молодой человек, не расстраивайтесь, это только первая неудача на вашем жизненном пути, – с важным видом произнёс Марк Исаакович. - Не надо отчаиваться, впереди вас ожидает ещё немало бед и огорчений.
- Вот это да! Марк Исаакович, а расскажите нам о себе, конечно, если это не является гостайной, – встрепенулся Сергей Иванович, - если надо, то мы Вам и расписки дадим о неразглашении Вашей тайны.
- Господа, только в конце жизненного пути, пожалуй, я смогу раскрыть все тайны своей жизни, – посмотрев на своих собеседников свысока, Марк Исаакович закинул ногу на ногу.
- Ну что ж, подождём,– буркнул себе под нос Рамзан. – Да, забыл сказать, в моём телефоне наглухо села батарея, так что определить координаты я не смогу.
- Всё одно к одному, и моя старушка «Нокиа» держит меньше суток, - Марк Исаакович вынул из кармана старый затёртый телефон «Nokia» 3310, нажал на кнопку в торце. Аппарат пребывал некоторое время в замешательстве, затем вздрогнул, и экран ярко осветился бледно-зелёным светом. Под хрипловатую мелодию две руки сцепились в рукопожатии, видимо, это был сигнал, и экран резко потух. – Всё. Сдох!
- Вот это – аппарат! – оживился Рамзан, - я такой только по телевизору видел, в передаче говорили, что такие модели попадаются при раскопках среди берестяных грамот в Нижнем Новгороде. Марк Исаакович, Вы, наверное, в археологические экспедиции по молодости ходили?
-Ну что ж, выручайте Сергей Иванович, – попросил Марк Исаакович, демонстративно отворачиваясь от Рамзана, - вся надежда на Ваш телефон.
- Извините, Марк Исаакович, но я вчера так спешил отправиться с Вами в плавание, что мне даже некогда было взять из машины такие мелочи, как телефон, продукты, удочки, питьевую воду, а так же вёсла,– Иванович дружелюбно улыбнулся.
- Глядите - удочки! Там рыбаки! Они же сюда как-то добрались, значит, дорога рядом! - торжествовал Рамзан, всматриваясь в берег.
Действительно, в прогалине шириной метра три меж стен камыша на корявых роготулях стояли два удилища, привязанные к неподвижным поплавкам из гусиных перьев. На берегу радостно засуетился небритый мужичок лет пятидесяти от роду. Небритый быстро собрал свои удилища, освободив место для причаливания лодки, помог ей причалить и жестом пригласил на маленькую полянку среди непроходимого кустарника. На краю поляны стоял небольшой шалаш, покрытый полиэтиленовой плёнкой, придавленной ветками с пожухлой листвой. Посреди поляны располагалось кострище с ещё тлеющими углями, над которыми был подвешен парящий котелок. Перед кострищем лежало метровое бревно, служившее скамьёй.
- Рад гостям, добро пожаловать в «Тихую гавань». Извините, мебели у меня мало, устраивайтесь, как сможете,– незнакомец жестом пригласил присесть на бревно. – Как раз чай поспел.
Слово «чай» заметно разочаровало Марка Исааковича, но всё равно он не отрывал взгляд от котелка. Разлив в пластиковые стаканчики чай и поставив перед гостями пачку сахара-рафинада, хозяин сел на землю напротив гостей.
- Меня зовут Степан, как зайца в «Спокойной ночи». По профессии я автомеханик, у меня своя мастерская. А это моя личная «Тихая гавань», обычно, я здесь отдыхаю пару раз в году, правда, в этом уже третий,- грустно вздохнул Степан.
- Скажите, Степан, а как далеко отсюда идти до деревни или шоссе? – прервал, видимо, грустные раздумья автомеханика, Рамзан.
- Отсюда? В этой непролазной чащобе одни болота! Я почти каждый год пытаюсь отсюда выйти, пару лет назад еле выбрался из трясины. Черти меня водили, утопить хотели, – Степан перекрестился.
- А как давно Вы тут? – не отрывая взгляда от котелка, спросил Марк Исаакович.
- Э-э… двенадцатый день, – сощурившись, Степан смотрел поверх Ивановича.
Сергей Иванович невольно обернулся. Прямо за ним росла осина, на которой было двенадцать зарубок на коре, цвет которых плавно переходил от тёмного к светлому. Окинув взглядом поляну, Иванович заметил, что кора почти всех деревьев в старых шрамах от зарубок.
- По моей просьбе сын на моторке по реке привозит меня сюда. Правда, последние разы я его и не просил. – Степашкин тёзка задумался на минуту, потом лицо его повеселело. – Да не волнуйтесь, я здесь всегда из запоя выхожу под чутким присмотром матушки-природы.
- Так значит, за Вами скоро сын приедет? – надежда осветила лицо Рамзана. – Позвоните, пожалуйста, ему, пусть он нас сегодня заберёт. Мы заплатим.
- Молодой человек, это невозможно. У меня нет телефона, да и раньше, чем на том дереве не появится двадцать первая зарубка, он ни при каких обстоятельствах не приедет. Факт! – пожал плечами Степан. Вдруг в его глазах блеснул дьявольский огонёк. – Мужики, а выпить у вас есть?
- Конечно е… - тут Рамзан поймал на себе суровый, полный негодования взгляд Сергея Ивановича. - Ёлки-палки, вчера было…
- Спасибо за чай, нам пора. Спешим. - Сергей Иванович встал и легонько подтолкнул Марка Исааковича. – Приятно было познакомиться.
- Да, действительно, я тоже занят, сейчас клёв начнётся. Счастливого пути! Рад был знакомству. – Степан оттолкнул от берега лодку с путниками. – Подождите! Подождите минуту!
Степан подошёл к краю поляны, засунул в кусты руку и стал что-то нащупывать.
- Вот, может вам сгодится! – Степан вынул из кустов пластмассовое весло с облезлой, рассохшейся деревянной ручкой и протянул его экипажу.
- Спасибо Вам! А ближайшая деревня или дорога как далеко отсюда? - в голосе Рамзана звучала надежда.
- Километрах в восьми будет старый деревянный мост, но эта дорога почти заброшена. Ниже его километров на двадцать реку будет пересекать шоссе, вам туда. – Степан махнул рукой. – Удачи.
- Тьфу ты, – сплюнул Сергей Иванович. – Пожелание удачи всегда оборачивается для меня бедой. Кстати, вчера сосед по площадке пожелал мне её с утра. Ща мы, как крейсер, пойдём на одном весле.
Течение подхватило лодку, и через несколько минут стена камыша поглотила смотрящего вслед Степана.


Глава восьмая.

- Надо срочно причалить к берегу, а то мне терпеть уже невмоготу, - Марк Исаакович заёрзал на лавке.
- Это проблематично, берега здесь неприступные, крепитесь, Марк Исаакович, – посочувствовал Сергей Иванович.
Действительно, на протяжении нескольких часов лодку несло течение меж неприступных стен камыша, над которыми кронами переплёлся непроходимый лес. Ёрзанье Марка Исааковича становилось всё интенсивнее. Неожиданно по правому берегу, стена камышей прервалась метров на пятьдесят, открыв вид на замечательную поляну с пляжем и грубой беседкой, умело изготовленной из подручной древесины. На поляне были припаркованы два внедорожника. Из открытых пяти дверей блестящего на солнце чёрного Рендж Ровера пугала птиц в округе жалобная мелодия, извлекаемая из инструмента с одной струной. Рядом с угрюмым видом стоял пошарпанный и наглухо затонированный Мерседес Гелендваген. Четыре мужчины в беседке, эмоционально жестикулируя, вели беседу на непонятном языке. Тут же двое молодых людей, видать, не самых одарённых, пытались собрать новенький мангал, вытряхнув все комплектующие из коробки на траву и выбирая нужные детали, строго следуя картинкам в инструкции. Рядом с ними стояло несколько полных пакетов с надписями «Супермаркет «Велес»» и пара мешков углей.
Услышав музыку, виртуозно исполняемую на одной струне, Рамзан оживился.
- Сергей Иванович, рулите к берегу! Вот и решены все наши проблемы! – всем своим видом Рамзан излучал радость.
- Люди отдыхают, как-то неудобно, – в голосе Ивановича проскользнула нота неуверенности. – Хотя, попросим позвонить, если надо, то и заплатим за звонок.
- Какой заплатим!? Вы хотите обидеть уважаемых людей предложением денег? – лицо Рамзана сияло, - будьте уверены, нас не отпустят, пока не накормят, таковы наши традиции гостеприимства! А тут, смотрю, шашлычок намечается!
То ли от упоминания о шашлыке, то ли предел терпению наступил, Исаакович, скрючившись и притопывая ногами, прошипел: « Давай скорее к берегу!»
Сучковатым колом и подаренным Степаном веслом Сергей Иванович и Рамзан правили к поляне. Через пару минут лодка упёрлась в пологий берег, и в этот же момент из лодки мимо собирающих мангал промчался и скрылся в кустах Марк Исаакович. Через несколько секунд из кустов разнёсся по округе вздох облегчения. Рамзан шустро выскочил из лодки и подтянул её на берег. Взяв с лавки телефон Марка Исааковича, неспешно выбрался на берег Сергей Иванович. Из беседки навстречу путникам вышел молодой кавказец с огромной золотой цепью на шее и небольшой коллекцией перстней на руках.
- Ас-саляму алейкум ва-рахмату-Ллах! – почтительно произнёс Рамзан.
- Салям. – внимательно осматривая путников, нехотя бросил незнакомец. В беседке наступила тишина.
- Брат, понимаешь, у нас…
- Ты на сэбя посмотри, сабака! Гдэ ты тут брата увидэл? Шаик, это твой брат, да? – украшенный ювелирными изделиями обернулся к собирающим мангал.
- Нэт, нэ мой! – тихо хихикнул один из умельцев по сборке мангалов.
Радость мгновенно исчезла с лица Рамзана, и он растерянно застыл в нелепой позе. Чтобы снять напряжение, Иванович вышел вперёд, закрыв собой остолбеневшего Рамзана.
- День добрый! У нас проблемы с телефоном, батарея села, – для наглядности Сергей Иванович протянул руку, на которой без признаков жизни лежал телефон. - Пожалуйста, дайте нам позвонить, если надо, я заплачу! - он вынул из кармана купюру. Она оказалась достоинством в пятьсот рублей. Взглянув на неё, рука его чуть дёрнулась, но тут же успокоилась.
- Я с уважаемый люди собралис кушат шашлык, даже чут-чут коньяка выпить, а тут вы! Тэлефон… Мелефон… Позвонит… - украшенный золотом кавказец двумя пальцами вынул из руки Ивановича купюру и положил её в нагрудный карман своей рубашки. Затем так же брезгливо взял у него телефон, посмотрел на него и швырнул в реку. – Это нэ тэлефон! Это мусор! А тэпер, давай, до свиданья! Давай, грэбити! Грэбити, я сказал!
В беседке наступило оживление, короткие фразы на непонятном языке смешались со смехом. Веселье захватило и сборщиков мангала то ли от шутки, то ли оттого, что мангал, наконец, обрёл вид, соответствующий картинке на инструкции. У Сергея Ивановича от неожиданности разворота событий слегка задёргался левый глаз, заиграли желваки на скулах, кулаки сжались, и правое плечо плавно начало отходить назад. Народ в беседке затих и начал потихоньку выдвигаться в сторону гостей.
- Спокойствие! Только спокойствие! – бодро и громко прокричал Марк, уже стоя в лодке с сучковатым шестом на изготовке для быстрого отчаливания от берега. – Сергей, Рамзан! Быстро в лодку! Кому сказал!
- Уходим! – Рамзан резко дёрнул Сергея Ивановича в сторону лодки. – Уходим, Иваныч!
Иванович, было, дёрнулся вперёд, но быстро оценив обстановку, запрыгнул в лодку вслед за молниеносно вскочившим в неё Рамзаном. Только центр тяжести Сергея Ивановича переместился в лодку, Марк Исаакович и Рамзан с невероятным усердием начали выруливать в струю течения. На берегу началось оживление и, судя по интонации – брань. Среди криков на чужом языке проскакивали понятные слова, такие как: «Мост!», «Убью!» , «Собака!» и ещё несколько оборотов со словами, которые не принято употреблять в печатном виде.
- Опять собака! – желваки играли на скулах Ивановича, кулаки были сжаты. Лодка скользила по течению, от поляны её уже отделяла стена камыша, за которой слышно было хлопанье дверей автомобилей и жужжание стартера.
- «Что-то украли», «чуть ниже мост, где они нас поймают и убьют», – прислушиваясь к крикам на берегу, переводил Рамзан.
- Давай, сынок, работаем, работаем, нам нужно скорее проскочить мост, а там нас уже хрен достанут! – обливаясь потом, проворно орудуя веслом, Исаакович увеличивал скорость лодки, помогая течению.
Рамзан тоже выкладывался полностью на ускорении лодки посредством шеста. Почти параллельно за камышом, заглушая мелодию дудука надрывом мотора и лязгом подвески, по ухабистой грунтовке в сторону моста мчались два внедорожника. Гул автомобилей то удалялся, то уходил вперёд, то отставал.
- Давай, Рамзанчик! Давай, родной! – приговаривал Марк Исаакович. – Только бы они раньше нас на мост не выскочили! Вот он и мост! Давай, Рамзанчик! Сворачивать уже поздно! Только один путь остался – вперёд! Только бы успеть!
В сотне метров за камышом надрывался двигатель буксующей машины. Под невысоким, слегка покосившимся деревянным мостом лодка проскочила за несколько секунд. В сотне метров от моста река делала крутой поворот. На мост выскочил Рендж Ровер в комьях грязи. Выпрыгнувшие из него три человека открыли стрельбу из пистолетов по лодке. К ним присоединились пассажиры припарковавшегося на берегу Гелендвагена, угрожающе размахивающие руками. У Марка Исааковича и Рамзана под звуки выстрелов открылось второе дыхание, и лодка мгновенно прошла поворот. Теперь лодку от охотников отделяла непроглядная стена камышей. Обливающиеся потом обессилившие гребцы уселись на лавку, лодку несло течение.
- Стреляли, скорее всего, из травматов! – Рамзан умылся речной водой.
- Если у тебя какие-то сомнения, можем вернуться и уточнить! – вытирая платочком раскрасневшееся лицо, пробубнил Марк Исаакович.
- Как-то нехорошо получилось! Выходит, мы сбежали, – кулаки у Сергея Ивановича всё ещё были сжаты.
- Тихо! - Рамзан замер, прислушиваясь к суете и крикам за стеной камыша. – У них меж собой разборки начались!
-«Ты ни на что не способен», «езжай домой паси баранов», «ваш род только баранов…», «у тебя лохи забрали…», – переводил отрывки фраз Рамзан. – Обстановочка у них накаляется! Оскорбили чей-то род и маму тоже…
Крики сменились звонкими шлепками, чередующимися с глухими ударами и топотом на деревянном мосту. Течение уносило лодку, возня на мосту была уже, практически, неразличима; последнее, что услышали наши путники, это звон стекла и пару выстрелов.
- Ну шо, друзья мои, надо причаливать к берегу. Будем кушать! – растянулся в довольной улыбке Марк Исаакович и кивнул в сторону двух набитых продуктами пакетов с надписями «Супермаркет «Велес».
- Это откуда!? Вы что, Марк Исаакович, украли у них еду? – негодовал Сергей Иванович. – Как Вы могли! В Вашем возрасте… Это же воровство!
- Сергей Иванович, мы были в зоне боевых действий, а это – трофеи! – Рамзан звонко рассмеялся. - Ай да казак, ай да правнук начпродобоза!
- Ну, кушать очень хотелось. - Марк Исаакович опустил глаза, словно нашкодивший школьник.
- Даже если они негодяи, то это не даёт Вам право на воровство! – Иванович был не приклонен. – Сейчас же выбросьте эти пакеты. Я не буду есть ворованные продукты!
- Кушать хочется,- тихо промямлил Марк Исаакович.
- За борт пластик нельзя! Экология! Это была не кража, а тактическая операция, так как мы по численности и вооружению уступали противнику. Диверсионная операция, проведённая Марком Исааковичем, внесла в ряды врага дестабилизацию, что привело к самоуничтожению группировки противника. А Марк Исаакович проявил себя, как мудрый стратег и хорошо подготовленный диверсант. Точно говорят, что он бывший разведчик!


Глава девятая.

Не дожидаясь вечерних сумерек, команда пришвартовалась в первом же подходящем для ночёвки месте. Марк Исаакович, подхватив пакеты с продуктами, шустро выскочил на берег. Пока Рамзан с Сергеем Ивановичем вытаскивали на сушу лодку, Марк Исаакович стал бережно вынимать из трофейных пакетов продукты.
- Палатку ставить или так под голову подложишь? – наконец, улыбнулся Сергей Иванович, посмотрев на Рамзана.
- Лаваш, сыр, помидорчики, зелень… колбаса из конины «Болховская» две упаковки, а где же третья? – рассуждал Марк Исаакович, запустив руку ещё глубже в пакет. - А вот и третья! Вроде обеспеченные люди, а тоже ведутся на халяву «купи две - третья в подарок». И зачем к шашлыку колбаса?
- Так Вы, Марк Исаакович, вчера, значит, взяли Ивановичу четыре упаковки «Болховской» и нам две такие же купили? – у Рамзана вопрос был не только в словах, но и во взгляде.
- А что у нас в другом пакете? Шашлычок, похоже, из баранины! И его тут - до фига! - ликовал Марк Исаакович, не обращая на Рамзана никакого внимания. – Иваныч, а у тебя случаем к мяску в запасе чего не осталось?
- Ну почему ж, осталось, – Сергей Иванович вынул из рюкзака две бутылки водки по 0,75 литра. - Чего их беречь? Завтра мы доберёмся да моста автострады и к вечеру, надеюсь, будем дома.
Спустя пару часов сытая компания разлеглась вокруг мерцающих углей костра. Вторая бутылка подходила к концу, начиналась задушевная беседа.
- Ну, за нашу чудесную команду! – поднял в правой руке стакан Марк Исаакович, затем перевёл взгляд на левую руку с куском жареного мяса и икнул. – Серёга, а стесняюсь спросить, на хрена ты с собой столько водки взял?
- Видите ли, Марк Исаакович, я собирался приобрести лодочный мотор и спуститься на нём по реке на недельку, рыбку половить. Водка - так, покупку обмыть, да и день рождения у меня в следующую субботу. А с водкой и в такой глуши можно товарища найти.
- Сергей Иваныч, а у Вас есть такой прибор, на экране которого видно всё, что лежит на дне? Я в инете рекламу видел, там со всеми подробностями было видно затонувшую лодку и даже ветви дерева. Здорово было бы посмотреть, что валяется на дне, – Рамзан мечтательно задумался.
- Это, Рамзан, эхолотом называется. У меня есть простенький, но он показывает только глубину, рыб и бутылки с наличием воздуха, правда, рисует их рыбками. Да и цена ему 50 долларов. А хороший эхолот, типа Lowrance, стоит от 1000 долларов. Я себе такой позволить не могу. - Сергей Иванович вздохнул.
Марк Исаакович встал, слегка пошатываясь, и направился в кусты, насвистывая песню «Несе Галя воду», периодически переходящую в «Семь сорок».
- Иванович, простите, пожалуйста, моих братьев. Пожалуйста, простите, за сегодняшний инцидент! – Рамзан смотрел в глаза Сергея Ивановича с мольбой о прощении. – Ведь они мои соплеменники и единоверцы. Мне стыдно за их поведение и…
- Рамзан, они тебе не братья! А уроды, как бы это ни было печально, есть в каждом племени. Знаешь, ты хоть и годишься мне в сыновья, будь мне названным братом! – Иванович, радушно улыбаясь, протянул Рамзану руку. – Водку-сало уважаешь, так ты мне, вообще, родной!
- Как говорит наш знакомый казак Марк Исакыч – базару нема! Старший брат! – пожимая руку Ивановичу, Рамзан растянулся в улыбке.
- Мы не индейцы! Давай просто «брат», – поправил Сергей Иванович.
Бодро насвистывая «Хава нагила», из кустов вышел Марк Исаакович.
- Завтра уже будем дома, и каждый пойдёт своей дорогой. Сергей Иваныч за мотором, я - в отпуск, а Рамзан - искать новую работу. Знаете, а я буду по вас скучать, - Марк Исаакович икнул.
- Возможно, мы больше никогда не увидимся. Я тоже буду по Вас скучать, даже и по Марку Исааковичу. – Рамзан вздохнул и улыбнулся. - Марк Исаакович, расскажите на прощанье о своей секретной службе. Обещаю хранить Вашу тайну.
- Да нет тут особо и тайны. Просто так сложились обстоятельства. Если уж так интересно, могу и рассказать, если, Рамзанчик, обещаете, что информация не выйдет из нашего круга.

Picker31
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 14 июл 2013, 12:42

Re: «Трое в лодке или пусть будет проклята та собака».

Сообщение Picker31 » 01 дек 2013, 19:35

Глава десятая.

Случилось это в самом конце 93-го года. В стране было смутное время, как и у большинства граждан, у меня тоже была масса проблем. В этот период я был занят поиском любой работы. Главный критерий, чтобы платили без огромных задержек, хотя бы маленькую и своевременную зарплату, на которую можно прокормить семью. Месяц, как у нас родилась дочь, и поэтому проблем у меня было невероятное количество. Уже пару месяцев я пытался купить детскую коляску, ну вам, Рамзанчик, это не понять. Жили мы тогда, как после войны: кругом дефицит, разруха и мародёрство. Ну да ладно, не об этом сейчас.
В тот день у ребёнка поднялась температура, и «скорая» увезла жену с дочерью в больницу. Но даже такая ситуация не могла подавить во мне желание жить. Я посетил пару адресов потенциальных работодателей, где мне обещали счастья и процветания, но пообщавшись тет-а-тет с работниками, я понял, что ловить там нечего. Ожидая автобус на остановке, я пританцовывал на морозе в туфлях. Тело моё съёживалось, чтобы более комфортно уместиться в драповое пальтишко, купленное семь лет назад, но то ли пальто село, то ли я подрос, оптимизировать пальто с телом не получалось. В ритуальном танце ожидания автобуса я заметил, как худенькая старушка пыталась приклеить тетрадный листок объявления. Почему-то я решил, что она учительница. Вызвался помочь ей подержать отваливающийся листок объявления до полного его приклеивания или примораживания к столбу. Расправляя задубевший лист в клетку на столбе, я прочитал само объявление, написанное каллиграфическим почерком. Красивые округлые буквы в ровных строчках обещали заехавшему по указанному адресу за небольшие деньги детскую коляску красного цвета в удовлетворительном состоянии из первых рук. С трудом сорвав вдруг прилипшее объявление, я объявил женщине, что покупаю коляску прямо сейчас.
Приобретя столь искомую детскую коляску не задорого, я готов был расцеловать президента с премьером и весь кабинет министров. В тот момент мне показалось, что жизнь налаживается, и правители не врут. Да, я был молод и полон безудержного оптимизма. С чувством, которое, вероятно, испытывал Гай Юлий Цезарь, возвращаясь из успешных походов, я шёл с гордым видом, катя перед собой детскую коляску. Пожалуй, за последнее время счастье, наконец-то, улыбнулось мне. Улица была украшена новогодними гирляндами, тускло мерцающими во мраке. Возможно, только лишь потому, что это была окраина города, на чудеса Деда Мороза здесь особо не рассчитывали.
Внезапно резкий визг тормозов вывел меня из эйфории нежданно свалившегося на меня счастья и благополучия. Обернувшись влево, я тупо смотрел на четыре фары, которые внезапно превратились в BMW, метавшееся в заносе по обледенелой дороге. И тут инстинкт сохранения имущества взял своё. Поняв, что сейчас меня переедет автомобиль, я с силой оттолкнул от себя коляску, доставшуюся мне по счастливой случайности. Та, налетев одним колесом на противоположный бордюр, опрокинулась на бок, и в этот момент BMW, нежно поддев меня под зад и откинув на пару метров, окончательно остановился. Пробуксовывая туфлями на гололёде, не обращая внимания на боль в боку, я помчался к коляске. Подбежав, аккуратно поднял её и осмотрел; она была в порядке. Оглянувшись, я ожидал увидеть мордоворотов в малиновых пиджаках и приготовился защищать своё приобретение, так как убежать с коляской было нереально. Водительская дверь открылась, из тонированного автомобиля с трудом вылез тучный мужчина лет около шестидесяти и со вздохом осел на лёд, опираясь на крыло машины. Я настороженно смотрел на другие двери BMW - они, как примороженные, оставались в закрытом положении. Облегчённо вздохнув, я готов был продолжить свой триумфальный путь домой, но посмотрев на водителя, заметил, что он тяжело дышит и держится за сердце. Оставив коляску, я подошёл к сидящему на льду человеку.
- Вам плохо? Может, вызвать «скорую»? – поинтересовался я.
- Как… коляска? – еле слышно спросил водитель, не отводя взгляда от коляски.
- Ещё не знаю, на вид нормально, я дома хорошо осмотрю, – так же тихо ответил я.
- Слава Богу! Я вижу, человек Вы порядочный. Понимаете, я сегодня… выпил я сегодня. Моя свобода в Ваших руках. Если Вы не станете вызывать милицию, я обещаю оплатить все расходы по лечению и завязать с алкоголем навсегда с сегодняшнего дня. Если можете, простите меня, пожалуйста! – удивительным образом его глаза подтверждали слова, исключая любое сомнение.
- Да ладно, думаю, переживём, – вяло ответил я и помог ему сесть в автомобиль. В открытое окно он протянул мне визитку со словами: «Жду Вас завтра по этому адресу».
Утром я осмотрел ещё раз коляску, она была в полном порядке. Позвонила жена из больницы и сообщила, что дочь поправилась, но доктор рекомендует остаться в больнице ещё на пару дней для наблюдения.
Позавтракав бутербродом с импортным маргарином, я отправился на поиски работы. Для успокоения совести, тем более что адрес на визитке был по пути, я решил узнать о самочувствии водителя BMW. По указанному адресу на входе меня встретил охранник и проводил в кабинет директора. В огромном, залитом солнцем кабинете за массивным столом в кожаном кресле сидел мой вчерашний знакомый.
- Ну, наконец-то! Слава Богу, что Вы зашли! Я уже весь извёлся, вчера я даже не догадался взять Ваши координаты! – тут же воспрял духом заметно осунувшийся хозяин кабинета. – Меня зовут Александр Семёнович. Фамилия моя Санин. А как Вас величать? Как… ребёнок? Да Вы присаживайтесь.
- Марк Исаакович, – представился я, присаживаясь на стул. – С дочкой всё нормально, но врач настаивает, чтобы она пару дней побыла в больнице под наблюдением.
- Да-да, это будет правильно! – до селя бледное лицо собеседника розовело на глазах. – Если понадобятся какие-либо препараты, немедленно сообщите мне. А как Вы сами?
- Спасибо, не дай Бог, конечно, но кроме Вас, мне и не к кому будет обратиться. Кстати, а у Вас нет какой-либо работы, своевременно оплачиваемой? – с надеждой спросил я.
-А кто Вы по образованию? – задумался Александр Семёнович.
- Закончил Культпросвет училище, факультет библиотековедение. Но я готов на любую работу! – надежда не покидала меня.
- Да, задача! Понимаете, мы - производственное предприятие, и Ваша специальность, как бы это сказать, для нас непрофильная. - Александр Семёнович, сощурив глаза, задумался. Его раздумья прервал нервный стук в дверь. – Войдите!
- Александр Семёнович, до каких пор это будет продолжаться! – чеканя шаг, женщина в возрасте прямиком проследовала через весь кабинет директора и бросила ему на массивный стол три листа бумаги. – Полюбуйтесь! Три доверенности на разные фамилии и даты с одним номером, а доверенность Белякова закончится за три дня до того, как он прибудет по командировочному удостоверению в пункт назначения для получения материалов. Извините, конечно, но у нас полная анархия в выписке доверенностей, каждый отдел выписывает, что хочет!
- Не волнуйтесь, Лидия Михайловна! Знакомьтесь! Марк Исаакович – начальник отдела выдачи доверенностей. Он и наведёт порядок в бумагах, это как раз его профиль, – улыбнулся Александр Семёнович. – С сегодняшнего дня и покуда существует наша фирма, он работает у нас.
Лидия Михайловна приветливо улыбнулась мне. Вот так я и получил свою работу.

Не глава, а так…

Утро для наших путников наступило поздно. Всё прошло без приключений. Ровно через час хода на одном весле при поддержке течения они оказались перед мостом автострады. А через пять часов, сменив три автотранспортных средства, команда из трёх небритых мужчин и свёрнутой в рулон лодки была на пляже, где возле стены камыша им радостно моргнула «четвёрка» в ответ на нажатие кнопки брелока-сигнализации. Вёсел на берегу, разумеется, не было. Сергей Иванович развёз всех по домам.


Глава одиннадцатая.

- Ну, Рамзанчик, иди на своё рабочее место, пока приказ о твоём увольнении не огласили, иначе могут уволить с формулировкой прогул. Ну, а я пошёл выслушивать о твоём разгильдяйстве, – вздохнул Исаакович и направился к кабинету директора.
Подойдя, он тихо постучал в дверь и, дождавшись приглашения, вошёл. Андрей Александрович, разговаривая по телефону, жестом предложил присесть. Марк Исаакович присел и, как школьник, упёрся взглядом в паркет. Напряжение в телефонном разговоре возрастало. Андрей Александрович со злостью бросил трубку телефона и плюнул через левое плечо.
- Да и хрен с ними! Слава Богу, у нас есть другой, вполне адекватный заказчик. И, Марк Исаакович, в этом немалая Ваша заслуга! – на лице директора появилась улыбка. – А Вы талантливый организатор! Место выбрали красивое! Мангал, угли, шампура, жидкость для розжгига, даже кавказские соусы с зеленью! Всё предусмотрели! Хоть я просил Вас без пьянства, но бутылочка коньяка пришлась ко двору! Марк Исаакович, так подготовить поляну, да с коньячком за двести долларов! Снимаю перед Вами шляпу, каюсь, недооценивал Вас. Да, отец мой серьёзно относился к подбору кадров, кого зря с улицы не брал. Жаль, конечно, что мы не попали на следующие подготовленные Вами стоянки. Так сложились обстоятельства, что у одного из наших партнёров произошла семейная трагедия, и мы вынуждены были с первой же стоянки вернуться домой. Тем не менее, это никоим образом не умаляет Ваших заслуг, так как я уверен, что в дальнейшем нас бы ждало не меньшее удивление.
- Ну, Андрей Александрович, разумеется! Удивление ждало бы Вас непременно! - Марк Исаакович закинул ногу на ногу.
- Ладно, Марк Исаакович, не обижайтесь! Вы внесли огромный вклад в подписание контракта. Обозначьте свои затраты, думаю, Вам надо бы и премиальные. Я звоню в бухгалтерию, Вы получаете деньги и с завтрашнего дня в отпуск! – директор положил руку на телефон.
- Андрей Александрович, мне помогал программист Рамзан, фамилию, правда, не знаю. Извините, за мою настойчивость, но Вам следует обратить внимание на этого молодого человека. Мне он показался очень перспективным молодым человеком. А затраты и премия эквивалентны одной тысяче долларов, - Марк Исаакович взглянул в глаза директору.
- Катер, коньяк, мангалы-угли, питание… Сумма принимается. Теперь к вопросу о Рамзане. Как раз на днях уволил за пьянство руководителя отдела логистики. Как Вы думаете, он справится? – поинтересовался Андрей Александрович.
- Думаю, справится! Если что, я помогу, – выходя из кабинета, произнёс Исаакович.
Марк Исаакович шёл по коридору, спрашивая у встречных, где найти программистов. Спустя четверть часа Рамзан был найден.
- Ну, руководитель отдела логистики, поздравляю! – Исаакович протянул руку недоумевающему Рамзану.
- Позвольте, Марк Исаакович, напомнить Вам, что я сегодня увольняемый программист, – вздохнул тот в ответ.
- Не скули, уважай старших и держи язык за зубами. В субботу быть по этому адресу без пяти восемь в парадной форме! – приказал Марк Исаакович, сунул листок с адресом в руки Рамзану и, развернувшись, не спеша начал удаляться по коридору.

Глава последняя.

В субботнее утро в восемь утра в квартире Сергея Ивановича трелью соловья запел дверной звонок. Иванович хлопнул только что открытой дверью холодильника, так что разномастные магнитики на дверке от неожиданности вздрогнули.
«Неужто сын вспомнил? Скорее всего, старший дома опять пришёл деньги на что-либо собирать», - думал Сергей Иванович, открывая входную дверь.
На пороге стоял Рамзан в белой рубашке с галстуком и с тремя вёслами, упакованными в виде букета и перевязанными лентами. Марк Исаакович нежно держал коробку с бантом и надписью «Lowrance».
- Принимай гостей, именинник! Надеюсь, водка да сало есть в этом доме? - Марк Исаакович сиял, как будто это был его День рождения.
- С Днём варенья, брат! – тихо произнес улыбающийся Рамзан .




Лето 2013 г.
С уважением, Picker31.


Вернуться в «Стихи и проза»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость